Валерия Гонтарева – член корпоративной «Семьи» Петра Порошенко, первая в истории страны женщина, занимающая пост главы Национального банка. Она возглавила в постмайдановской стране главный финансовый регулятор через 12 дней после инаугурации Президента. Пожалуй, именно на Гонтареву сыпалось больше всего критики. Её обвиняли в доведении до девальвации украинской гривны, нардепы во время выступлений в Раде то хотели избить банкиршу, то забрасывали денежными купюрами, а под зданием НБУ проходили митинги вкладчиков, требующих для неё «мусорной люстрации». И всё это сопровождалось регулярными слухами об отставке главы Нацбанка, якобы даже заявление лежало на столе у Порошенко – ждали транша от МВФ. Не смотря на всё это, Валерия Гонтарева на посту больше 2-х лет.

Кто же на самом деле Валерия Гонтарева, бизнесвумен, которая руководит финансами Украины? 

Будни финансиста

Валерия Алексеевна Гонтарева (в девичестве Сатановская) родилась 20 октября 1964 года в городе Днепропетровск. Высшее образование получала в Киеве – в КПИ на факультете приборостроения. После окончания ВУЗа она некоторое время работала на Чернобыльской АЭС в бухгалтерии. Благодаря этому получила статус участника ликвидации последствий аварии ЧАЭС.

Гонтарева (Сатановская) в молодости

Начинала свою карьеру Гонтарева в 1993 году экономистом на Украинской межбанковской валютной бирже. Не понятно как она получила эту должность. Дело в том, что только в 1995 году новоиспеченный экономист решает обрести профильное образование. Гонтарева поступает в Киевский национальный экономический университет и в 1997 году заканчивает его со степенью магистра экономики. Более того, студентка в считанные месяцы вошла в состав правления украинского дочернего финучреждения банка АКБ «Сосьете Женераль Украина» в 1996 году. Основной должностной обязанностью Валерии Алексеевны была работа на рынках капитала.

Валерия Гонтарева в молодости

В январе 2001 года Гонтарева перешла работать в дочернее предприятие голландского банка «ИНГ Банк Украина» на должность первого замглавы правления Александра Писарука. Летом 2007 года она села в кресло и. о. предправления и одновременно являлась начальником управления финансовых рынков. Осенью этого же года Писарук покинул пост, Гонтарева стала одним из главных претендентов на его должность. Однако назначили Йоханнеса Францискуса Гризеля. После этого финансист ушла из «ING Банка Украина» в свободное плаванье.

 

Эра ICU

В одном из интервью Гонтарева сказала, что всегда думала о том, что будет наемным рабочим и никогда не сможет занимать руководящие посты. Ее жизнь изменилась в пресловутые 40 лет, как и у героини «Москва слезам не верит».

В 2006 году на украинском рынке появляется финансовая группа ICU. В нее входят: КУА «Инвестиционный капитал Украина» и одноименная инвестиционная компания. В соучредителях КУА с момента основания значился муж Валерии Гонтаревой Олег. Группу ICU в 2007 году возглавляет Валерия Алексеевна. Именно она стала главным идейным вдохновителем и инициатором создания инвестиционной структуры. В течение года ICU выходит на 6 место по объемам инвестиционных сделок в Украине. В чем же секрет успеха?

Связи с «банком Путина». ICU тесно сотрудничала с заместителем главы российского «ВТБ банка» (второй по величине активов банк России, первый по размеру уставного капитала; мажоритарный владелец — правительство РФ.) Юрием Соловьевым, так как четверть структуры принадлежала его жене — Галине Улютиной (еще по 22,74% было у управляющих партнеров — Константина Стеценко и Макара Пасенюка).

Юрий Соловьев

Он занимал Валерии Алексеевна десятки миллионов долларов «на развитие бизнеса» из своих оффшорных компаний. Многие, видя слово «российского», думают только о «зраде», однако эта ситуация выглядит совершенно противоположной.

Итак, Гонтарева долгое время скрывала деловые связи с Юрием Соловьевым. Правда открылась в 2016 году, когда разгорелся панамский оффшорный скандал. Общественности стали доступны документы панамской юридической компании Mossack Fonseca, которая специализируется на оформлении оффшорных компаний. Выплыл документ 2013 года, согласно которому компания Quillas Equities, оффшор Юрия Соловьева, дал заем в 10 млн долларов другому оффшору Keranto Holdings Ltd (BVI). Средства были переведены на счета Keranto в кипрской «дочке» ВТБ — RCB Cyprus. В договоре о займе фигурирует адрес Keranto, полностью совпадающий с «пропиской» центрального офиса группы ICU в бизнес-центре Леонардо в Киеве. Операцию курировал Дмитрий Недельчев, специалист по операционному управлению и член инвестиционного комитета ICU.

В 2013 году ICU объявляет о приобретении 100% активов банка «Авангард» с капиталом 120 млн грн.

В сделке участвует кипрская компания Westal Holdings, которая принадлежит кипрской ICU Holdings Limited. Часть последней контролирует Cordova Management Ltd. Владелицей последней компании значилась Галина Улютина. Таким образом, Валерия Гонтарева одной выгодной сделкой меняет на позиции главы набсовета банка «Авангард» главу Украинского аналитического центра Александра Охрименко. Зачем такой огромной финансовой структуре понадобился банк? Все просто: приобретение позволило осуществлять казначейские операции, которые до этого были закрыты для Гонтаревой. Кроме Валерии Алексеевны в набсовет банка «Авангард» вошли ее приспешники: Владимир Демчишин, директор отдела инвестиционно-банковских услуг ICU, а также тандем управляющих директоров Константин Стеценко и Макар Пасенюк.

И, конечно, необходимо сказать пару слов о Юрии Соловьеве. В его деятельности прослеживается «благоговение» к украинскому финансовому рынку. Этот деятель не имеет российского гражданства, он подданный Британии и живет в Лондоне. Свои оффшоры он использовал для финансирования деятельности нынешней главы Нацбанка Украины Валерии Гонтаревой, а через нее, косвенно, поддерживал бизнес-империю будущего президента Украины – Петра Порошенко (подробнее про него читайте в статье Петр Порошенко: биография и вся правда о «шоколадном короле» Украины).

Сотрудничество между Гонтаревой и семьей Соловьева прекращается только в 2014 году. Тогда уже Валерия Алексеевна руководила НБУ и вышла из состава ICU, поскольку, как «настоящая патриотка», должна была разорвать порочащие связи. Однако причиной распада тандема послужили секторальные санкции США и ЕС, введенные против госсектора России в конце июля. Только вот партнеры не растерялись: в сентябре 2014 года группа ICU выкупила долю Галины Улютиной; а в декабре оффшорная компания Quillas Equities — донор ICU — дарится Натали Улютиной, 65-летней пенсионерке из Никополя, матери жены Соловьева. Больше российский госбанкир на Украину «влияния не имеет».

Сейчас главное юридическое лицо группы оформлено на компанию ICU holdings limited (Британские Виргинские острова).

Отметим, что Украина и Нацбанк, не имеют претензий к украинскому филиалу банка «ВТБ».

Махинации для Порошенко. Валерия Гонтарева с начала 90-х годов вращалась в деловых кругах, близких нынешнему президенту Петру Порошенко. В тот период будущий Гарант активно развивал свой банк «Мрія», который в 2006 году продает банку «ВТБ». Валерия Гонтарева и ее инвестиционная компания ICU с бизнес-партнером Александром Писаруком сопровождали сделку. Кроме этого, она курировала сделки корпорации Roshen, принадлежащей Петру Алексеевичу, по привлечению финансирования для развития бизнеса в России. Это очень интересная история о гениальных финансовых махинациях, которые лично создала Гонтарева.

В те годы Порошенко не метил в президенты, а был ведущим олигархом, который развивал свой бизнес и имел цель – обойти налоги. Помогла ему Валерия Алексеевна.

Кондитерская корпорация «Рошен» осуществляла движение своей продукции через фирму «Рошен-Трейд», которая, конечно, принадлежала Порошенко. Суммы, выплаченные за услугу, шли в общую стоимость экспортированного товара, а размер НДС возмещался из бюджета. Чтобы не возникало отрицательного значения НДС, подлежащего возмещению от «Рошен», товар реализовывался через комиссионера — «Рошен-Прикарпатье». Более того, Гонтарева подделывала документы сделок, на основе которых из госбюджета возмещались огромные сумы НДС КК «Рошен». По «мелочи» Валерия Алексеевна подделывала налоговые накладные, итоги операций с ценными бумагами, в том числе векселями, между связанными лицами, манипулировала ценами и создавала ничем не подтвержденные денежные потоки.

Имя Гонтаревой засветилось и во время создания конвертационного центра, использовавшего донецкое ООО «Гранд-2009». Валерия Алексеевна организовала схемы уклонения от налогов в порошенковской ФПГ «Рошен»-«Богдан»-«Иста», суммарная стоимость активов которой превышала 1,2 млрд. долларов. Она курировала фиктивные сделки с такими предприятиями как ЧП «Агроэнергоинвест», ЧП «Компания «Укрбизнес», ЧП «Тамак» и многими-многими другими конвертаторами.

Эта информация стала известна в 2013 году благодаря Александру Клименко (подробнее про него читайте в статье Александр Клименко. Он улетел, но очень хочет вернуться), экс-руководителю фискального ведомства и преданного члена «Семьи» Януковича. Он провел операцию «Спутник». Ее главная задача — сбор компрометирующего материала на кандидатов в депутаты на выборы-2012 в ВР Украины. О собранной информации молчали, а потом попытались удалить. Причина? Первое, дело в том, что в преддверии выборов стороны, ярые противники, смогли договориться: Янукович гарантировал благополучную деятельность бизнес-империи Порошенко при правлении «Семьи», а также получение из бюджета (а фактически из рук экс-президента) огромных сумм «рисованного» возмещения НДС; а, в свою очередь, Янукович получал полную власть и дальше. Но именно этот «договор» фактически спас Валерию Гонтареву от тюрьмы. И повязал ее с будущим президентом Порошенко навсегда. А второе, даже Клименко с поддержкой Януковича не смогли выявить факты махинаций – все было сделано, как говорят, в рамках закона. Правда, на должностных лиц ДК «Кондитерская корпорация «Рошен» было заведено еще по старому уголовно-процессуальному кодексу несколько уголовных дел по ч. 5 ст. 191 УК Украины «Хищение с использованием служебного положения». Но делу не дали ход.

К слову, Порошенко таки решил продавать свои активы «Рошен». Хотя Валерия Алексеевна заявила, что это не обязательно. В качестве сопровождающих для операции Президент выбрал компанию Rothschild & Cie. Украинским партнером Rothschild в этом процессе станет «Инвестиционный капитал Украина».

 

Облигации для Януковича. История с облигациями началась в 2013 году, когда первый вице-премьер Украины Сергей Арбузов и министр финансов Юрий Колобов («семейный казначей» клана Януковичей) поехали в США. Кстати, Колобов и Гонтарева в свое время были топ-менеджерами банка «Сосьете Женераль Украина».

Под «неофициальным визитом» подразумевалась встреча с представителями инвестиционного фонда Franklin Templeton, скупающими в то время украинские евробонды. Сумма самого крупного пакета, приобретенного фондом в начале ноября 2013 года, накануне Майдана, составила 5 млрд долларов. Можно предположить, что эти операции служили прикрытием для размещения в Franklin Templeton денег «Семьи» Януковича. Таким образом, Виктор Федорович мог бы провернуть такую операцию: он продает евробонды, а потом выкупает их за деньги налогоплательщиков. Тем более на подходе был транш от России в $16 млрд. Получается, что «Семья» на отмытых миллиардах зарабатывает еще парочку миллиардов, но совершенно легально. Операцию сопровождала Валерия Гонтарева с группой ICU.

В феврале 2014 года, когда кресло под Януковичем уже шаталось, компания Гонтаревой проворачивает сделку купли-продажи ценных бумаг между Аграрным фондом и «Брокбизнесбанком» (напомним, на тот момент он принадлежал Сергею Курченко). На первый взгляд, ничего особенного — госструктура и коммерческий банк провели совершенно законную операцию. Если бы не такой нюанс: Аграрный фонд передает финучреждению свои ОВГЗ на сумму больше 2 млрд гривен, выкуп средств планировался через месяц. Но! По истечению времени фонд деньги не забирает, а кладет на долгосрочный депозит, чтобы заработать на процентах. И тут «Брокбизнесбанк» решает еще такую же операцию провернуть и с Нацбанком, получив в обмен на ОВГЗ наличные. Банк сдувается, в него вводят временную администрацию, деньги Аграрного фонда сгорают, а средства, полученные из НБУ, бесследно испаряются.

Еще одну аферу с валютными облигациями Гонтарева провернула для «Семьи» в «Ощадбанке». В течение 2012-2013 годов банк продавал валютные облигации внутреннего займа для населения. Брокером в операциях была компания ICU. Сделки заключались по «просьбе» определенного круга физических лиц (Юрия Колобова и Сергея Арбузова), в интересах которых брокер покупал у «Ощадбанка» валютные ОВГЗ. Затем права требования по ценным бумагам переходили в руки оффшорных компаний. Таким образом, тройка Гонтарева-Колобов-Арбузов крали деньги из бюджета, вкладывали в валютные облигации правительства со ставкой в 15% годовых и выводили за рубеж.

Теперь цифры: было продано валютных ОВГЗ на сумму около 1 млрд долларов, чуть меньше 300 млн долларов прошло через ICU, прокладка — «Ощадбанк» получил 130 тыс. гривен. За эту аферу Гонтареву за глаза стали называть «Лерка-Облигация».

Степан Кубив, предшественник Гонтаревой, инициировал расследование. Но тут на пост пришла сама Валерия Алексеевна, и дело заглохло.

Подобные сделки были проведены для клиентов группы ICU: WONDERBLISS LTD (599,2 млн. грн.), QUICKPACE LIMITED (919,8 млн. грн.), SABULONG TRADING LTD ( 1 278,3 млн. грн.), Akemi MANAGMENT LIMITED (82 млн. грн.), KATIEMA ENTERPRISES LIMITED (1 827,6 млн. грн.), LORICOM HOLDING GROUP LTD (4 485,0 млн. грн.), FOXTRON NETWORKS LIMITED (1 521,2 млн. грн.).

Эти фирмы фигурируют в решении Печерского суда об аресте активов «Семьи» Януковича.

13 июля 2014 года Печерский суд Киева принял решение об аресте счетов 14 кипрских компаний в «Ощадбаке», «Укргазбанке», «Укрэксимбанке», «ЭКСПОБАНКЕ» и «Фидобанке». По мнению Прокуратуры, они имеют отношение к Сергею Арбузову. На заблокированных счетах находились ОВГЗ на сумму около 1,02 млрд долларов и 1,5 млрд гривен.

Мусор» для пенсионного фонда НБУ. Валерия Гонтарева и Сергей Арбузов осуществили еще одну мошенническую схему, которая позволила вытянуть из пенсионного фонда НБУ сотни миллионов долларов за счет приобретения «мусорных» ценных бумаг за деньги вкладчиков. О ней мало говорят, ведь это не выгодно Правительству.

Где-то 10 тыс. сотрудников Нацбанка долгое время перечисляли в его пенсионный фонд часть своих зарплат, чтобы потом получить прибавку к пенсии. Накопилось в фонде 1,7 млрд гривен. Конечно, тандем Гонтарева-Арбузов не прошли мимо такой суммы. На бирже «Перспектива» Валерия Алексеевна при поддержке компании ICU (на вторичном рынке облигаций Минфина) выстроили схему, которая позволила искусственно завысить цены на акции и облигации. Около 2-х месяцев связанные структуры — продавец и покупатель – «формировали» рыночную стоимость «фантиков». Потом в игру входят заведомо фальшивые фирмы. Сотрудники пенсионного фонда через «Перспективу» приобретают облигации ООО «Эковите» на сумму более 77 млн гривен. О неликвидности бумаг знали все, так как фирму контролировал Нацбанк. Полученные средства, шли в оборот и выводились через ряд частных предприятий, которые принадлежали мошенникам.

В итоге вложения были признаны рискованными и неликвидными, а НБУ под шумок списал ценных бумаг на 300 млн гривен. Нюанс: «мусором» стали только те бумаги, которые проводились через ICU.

Всего ICU в период с 2013-14 гг. приобрело за счет пенсионного фонда НБУценных бумаг на сумму 447,4 млн гривен.

Самое интересное – Гонтарева продолжила множить «мусорные» бумаги и после того, как стала главой Нацбанка. С 2014-15 гг. ее компания совершила сделки примерно на 100 млн гривен.

 

Как возглавить Нацбанк

17 июня 2014 года Гонтарева сложила полномочия главы наблюдательного совета банка «Авангард», оставив компанию ICU. 19 июня 2014 года Верховная Рада Украины утвердила ее на посту председателя Национального банка Украины по «квоте Майдана». Просил лично Президент.

Готарева вступает в должность

Однако оказалось, Валерия Алексеевна не могла возглавлять Главный регулятор страны. У нее не было необходимого стажа работы на руководящих должностях в банках, который

оговаривает Закон «О НБУ» — более 10 лет на госслужбе. Валерия Алексеевна работала на руководящих должностях исключительно в коммерческих финучреждениях и только 9,8 лет. Чтобы исправить ситуацию, Гонтарева исказила анкетные данные. В биографии она указала, что стала руководителем в 1996 году.

Согласно трудовой книжке БТ-1 № 5626468, Валерия Гонтарева с 19 августа 1996 года по 1 января 1998 года была руководителем отдела управления ресурсами банка «Societe Generale Украина». А, согласно закону, эта должность не является руководящей.

Работу Гонтаревой обсуждали и обсуждают все, начиная от политиков, заканчивая простыми украинцами. Сама же банкир называет себя строгим, но справедливым управленцем, а негативное отношение к своим решениям списывает на зависть.

Рассказываем об основных направлениях деятельности Валерии Алексеевны.

 

Девальвация гривны

Приход на должность Валерии Гонтаревой ознаменовался девальвацией государственной валюты, которую она должна была (по задумке Президента) предотвратить. Но ее действия скорее еще больше обесценили гривну.

В марте 2014 года Степан Кубив подписал договор, по которому Нацбанк отказался от политики регулирования валютного курса. Отныне его стали определять валютные торги межбанка. Мгновенно с 8 гривен за доллар курс вырос сначала до 10 гривен. Валерия Гонтарева стала действовать по намеченному курсу. Уже в августе 2014 года гривна обновила минимумы, и курс нацелился на 15 гривен за доллар. Сдержали скачок, установив уровень в 13 гривен, внеочередные парламентские выборы. После них доллар продавали по 15,8 гривен. Согласно статистике МВФ, Украина в октябре 2014 года продала более трети своих запасов золота. На этой ситуации активно пропиарился Олег Ляшко.

Глубочайшее падение за всю историю гривны пришлось на 6 февраля 2015 года, этот день окрестили «черной» пятницей. Тогда гривну пустили в «свободное» плавание и ждали помощи от МВФ. Гривна утонула на отметке в 23,5 доллара, а помощь так и не пришла. Через несколько дней официальный курс перевалил за 30 гривен, а межбанк достиг 33 гривен за доллар.

Количество курсов достигло максимума: в Украине одновременно действовали официальный курс НБУ, официальный межбанк, «серый» межбанк (за счет прикручивания к официальным межбанковским котировкам разнообразных комиссий), наличные курсы в отделениях банков (несмотря на отсутствие в них валюты) и «черный» наличный курс (продавцы и покупатели оставляли заявки и контакты в Интернете). В апреле 2015 года курс «затих» на отметке 22 гривны за доллар. Новый виток ослабления нацвалюты начался в декабре 2015 года, и в новом году продолжался даже в праздничные дни. Межбанк не торговал, Нацбанк молчал, а пункты обмена валюты самостоятельно повышали курс на 10-20 копеек ежедневно. Когда начались торги, безналичный рынок просто сравнял свой курс с наличным.

В чем же ошибки Гонтаревой? В июле 2014 года Нацбак по указанию Валерии Алексеевны стал скупать валютную выручку экспортеров, установив курс выше, чем на межбанковском валютном рынке. За 4 дня Регулятор выкупил 80 млн долларов у государственного Укрэксимбанка. Сделка осуществилась по цене 11,7 за доллар – на 3 копейки дороже относительно валюты на межбанке. Эта операция привела к резкому повышению стоимости доллара. Пошел слух о том, что выручка скупалась для олигарха Дмитрия Фирташа (подробнее про него читайте в статье ДМИТРИЙ ФИРТАШ. ИСТОРИЯ ТЕРНОПОЛЬСКОГО МИЛЛИАРДЕРА), который тогда находился под домашним арестом в Австрии, с угрозой экстрадиции в США. Тут же к дестабилизации подключились банки-спекулянты, которые решили открыть короткие валютные позиции, т.е. продавать отсутствующую валюту, раскачивая курс.

В начале 2015 года причиной головокружительного скачка стало всего одно решение Гонтаревой — отказ от валютных аукционов и разрешение банкам свободно определять курс валют на основании котировок межбанка.

В начале 2016 года Валерия Алексеевна заявила, что в повышении виновата «продажная пресса» и улетела в Давос.

Подведем итоги: с 2015 по 2016 год гривна девальвировала на 63%. Те, кто год назад купил доллар, а сейчас его продал, получил доход в 63%. Это больше, чем доход от банковских депозитов и инвестиций в бизнесе. Для этой спекуляции выгодные условия создал исключительный Нацбанк.