«Она хотела умереть, но пришлось смотреть на мертвые тела жертв советского режима и в один день узнать его…» — реальные истории Второй мировой

Душераздирающая история времен Второй мировой войны.

Об этом написал Важливо UA.

Уже целый год шло следствие – Анастасия молчала. Каждый день ей давали на распознание фото мужчин с простреленными головами, изуродованными телами, голых, побитых, с застывшим перепугом и улыбкой на лице.

Иногда следователи возили ее на распознание трупов, тогда и сама женщина уже была полумертва от дыхания смерти. Она бы умерла, но не давали. Смерть уходила и Анастасии опять приходилось смотреть на убитых советским режимом мужчин, чтобы в один день узнать того самого…

Анастасии Мурафа (в девичестве) суждено было стать женой краевого проводника ОУН. С мужем познакомились через его сестру Дарию Тершаковец, с которой училась в гимназии. Они крепко дружили, поэтому Настя часто ходила в гости к Тершаковцам в Якимичке. Там она и познакомилась с Зиновием – будущим проводником ОУН «Федором».

На момент женитьбы, Анастасия была круглой сиротой. Они поженились из сильной любви, такой волнительной и нежной, какая бывает только в преддверии беды – войны такой сильной, чтобы иметь мужество родить двоих детей – Марту в 1939 и Любу в 1945 году.

Необычайная сила материнства дает возможность женщине творить, словно Бог, воспитывать целую нацию в лице ребенка и делать что-то лучшее, высшее, переродиться вместе с ребенком. А потом, словно хищный зверь, защищать от любого, кто захочет посягнуть на потомство.

У мужчин инстинкты другие, поэтому Зиновий, он же «Федор» боролся и воевал за то государство, которого хотел для своих детей и после завершения Второй мировой остался в лесах, надеясь, что Анастасии хватит сил спасти и себя, и детей.

Он писал ей: «Дорогая Тася!.. пиши часто, это для меня единственное утешение… Положись на себя. Я так соскучился по Тебе… Целую, твой Зиновий».

Но один за одним гибли мужчины, отцы и мужья и столько детей и жен не дождались своих родных, а их женщины отбывали каторгу за свою любовь, кровь и память. В ноябре забрали и Анастасию. Дети остались у родственников, но под присмотром НКВД, который караулил «Федора» и угрожало убить всю его семью, держали ее, как приманку.

Следствие шло уже год – Анастасия молчала. Ее опять везли распознавать трупы. Она смотрела на них безразлично, без эмоций, не выдавая своей слабости и где-то в глубине души радовалась, что Зиновия нет среди них. Пока взгляд не остановился на знакомом лице. Она отказывалась верить, пыталась не дрожать, чтобы не выдавать себя, но следователь все понял по ее тяжелому дыханию. Она потеряла сознание.

Следователям стало понятно кого она увидела. Потом все произошло быстро, пространство и время перестали существовать. Ей показалось, что мертвое тело Зиновия, чернота в глазах и брама лагеря 395/3-1 в Ингире – это всего лишь миг, как и те 8 лет каторги.

В этой жизни есть еще одна привилегия, или же бремя – ответственность за детей, которые возвращают нас к жизни даже тогда, когда мы этого не хотим.

Анастасия вернулась в Украину, нашла своих дочерей, получила работу, но до конца своей жизни осталась инвалидом из-за больного сердца.

P. S. Любите искренне, как в последний раз, прощайте и будьте уверенны, что все пройдет, но останется что-то большее – сверхсильное – и это будет любовь.

Написано на реальных событиях.

Ранее Акценты сообщали, что ушла из жизни еще одна легенда советского кино.