Украинцам поставили диагноз: подушка и однушка. Предел мечтаний

Украинцы хранят деньги под подушкой, а лучшей инвестицией считают покупку «однушки». И это выглядит как диагноз.

Одно из основных отличий Киева от Москвы – это отсутствие «монополии на деньги». В Украине не было одного главного экспортного товара (подобно российским нефти и газу) и потому вместо единой монополии здесь выросло сразу несколько вертикалей. Каждая из них принадлежала отдельной финансово-промышленной группе.

Каждая финансово-промышленная группа стремилась защитить свои активы.

Из этого рождалось все то, чем гордилась постсоветская Украина. Многочисленность медиа. Многопартийность.

Непредсказуемость выборов. Каждая финансово-промышленная группа создавала свой медиапул, свои карманные партии, вступала в ситуативные союзы и разрывала их.

В итоге сложилась классическая ситуация полиархии, когда в стране было несколько центров влияния. Когда Виктор Янукович взял курс на монополизацию власти, он начал бороться не только с политическими оппонентами, но и с финансовыми суверенами. Теми, у кого было достаточно ресурсов, чтобы опротестовать его аппетиты на монополию.

До определенного момента эта ситуация играла на руку Украине. И после начала войны некоторые финансово-промышленные группы, почувствовав угрозу со стороны России, стали инвестировать в устойчивость страны. Просто чтобы сберечь Украину – пусть даже как территорию, которая служит для них источником заработка.

Но меньше всего эти украинские «вертикали» заинтересованы в реформах.

Потому что логика реформ состоит в разрушении монополий. Люди, которые зависят от монополий, готовы расплачиваться лояльностью на выборах. А чем больше в стране самостоятельных игроков, понимающих, в чем состоит их экономический интерес, тем более осознанным будет их голосование на избирательных участках.

Сама идея украинских реформ состоит в том, чтобы у людей появились экономические мотивы. Если у фермера есть земля, то он будет ориентироваться на то, сколько будет стоить его актив после выборов.

Если у предпринимателя есть бизнес, то его уже не провести абстрактными обещаниями снизить налоги и повысить пенсии. Потому что любой, у кого есть имущество и интересы, умеет считать. И он знает, что нет никакой абстрактной тумбочки, из которой государство может брать деньги.

Одна из задач реформ в том, чтобы удешевить для обывателя “входной билет” в самостоятельное плавание. Чтобы дать ему доступ к недорогим кредитам и лизинговым программам. Только это способно привести к ситуации, когда он перестанет “голосовать сердцем” и начнет “голосовать головой”.

Люди, которые умеют считать, вчитываются в избирательные программы. Именно они способны создавать политический запрос, который рано или поздно будет вознагражден политическим предложением. В котором будет все меньше места для популистской торговли мечтой. Без этого мы и дальше будем наблюдать, как на выборах патерналисты выбирают популистов.

Именно поэтому мы наблюдаем такое ожесточенное сопротивление реформам. Потому что они могут разрушить весь олигархический консенсус в стране. Могут лишить финансово-промышленные группы права на власть.

А за два десятилетия они слишком привыкли к мысли, что Украина существует именно для них. И готовы защищать свою монополию на персональное светлое будущее любой ценой.

Впрочем, смена правил игры никогда не бывает простой.