В новой беседе с экономистом Украинского института будущего Даниилом Мониным Юрий Романенко разбирался с текущим состоянием украинской экономики. Отдельный фокус был на состоянии украинских госкомпаний (НБУ, Приват, Нафтогаз) с финансами которых происходят удивительные вещи. Даниил дал объемную картину состояния украинской экономики за первые пять месяцев 2021 года.

Друзья! Всем привет, серферы, бездельники, девианты. Мы продолжаем наши эфиры и сегодня у нас в гостях Даниил Мониин.

Давно мы с тобой не разговаривали, и как раз накопилось огромное количество экономических вопросов. Потому что на протяжении последних недель вскрылись отчеты по состоянию госкомнпаий, идет вот эта постоянная болтовня по поводу экономических реформ со стороны Даниила Гетманцева, что вот-вот либерализируем экономику. Однако на самом деле бизнес н6аоборот стонет от того, что гайки закручиваются. Давай с тобой разберем эти вопросы, какое реально сейчас состояние экономики. Потому что ты вчера делал пост, по поводу того, как сейчас собираются налоги. Они собираются на самом деле не так плохо, как ожидалось в контексте пандемии и всех проблем, которые она вызвала. И госкомпании, которые сняли Андрея Коболева с должности главы НАК «Нафтогаз Украины, прижал госсекретарь США Энтони Блинкен. Все ждали, что будет потрясение. Не будет. Ну, потрясение вот пока не замечается. Ну, вопрос о том, что делать с госкопаниями, которые, на мой взгляд, очень неэффективно управляются. Это вопрос один из ключевых. Давай, наверное начнем, с чего тебе удобное.

Давай с госкопаний начнем, наверное.

Популярные статьи сейчас

Умер известный украинский певец Марьян Гаденко

«Сватов 8» не ждите: сериал «устал», «Сваты 7» сократили, подробности

"Внутренняя борьба с лисицами". Романенко рассказал, что тянет Украину ко дну

Всплыло нацистское прошлое Парубия: "Будут судить в Гааге", от этого кадра мороз по коже дерет

Все новости

Давай

В принципе я изучил три самые крупные компании. Будем считать, что это ПриватБанк, кстати, вышел как раз еще годовой отчет, плюс изучил Нафтогаз и собственно, я еще изучал консолидированную отчетность Национального банка. Фактически это три самых крупных таких государственных монстра, которые задают политику в государстве как таковом. Если говорить о ПриватБанке, то у нас очень интересная ситуация получается по Привату. Если нам рассказывают, что кредиты, 5,7,9 и так далее, развитие. Государство рапортует, сколько они каждую неделю раздали кредитов. По факту, если посмотреть отчетность ПриватБанка, то кредиты и физическим лицам и юридическим лицам за год 2020 года даже уменьшились. И при этом баланс вырос на 70 миллиардов. Фактически, юридически и физические лица принесли примерно по 35 миллиардов гривен в ПриватБанк, и вся эта сумма пошла в одно единственное место – облигации внутреннего займа Украины. То есть фактически, ПриватБанк единственное, чем занимался, это финансировал государственный бюджет и все деньги, которые он получал, он туда перенаправлял. То есть мы наблюдаем четко, что в экономику деньги не направляются. А направляются исключительно собственно в облигации внутреннего займа и соответственно… Ну, при этом в принципе ПриватБанк держит рентабельно свою прибыльность. Они же в прошлом году, вообще в 2019 году получили такую рекордную прибыль в 32 млрд гривен. В этом году прибыль в принципе 25 млрд гривен. И собственно, они держат свою нишу с точки зрения его такого конкурентного преимущества, за счет выпуска огромного количества карточек, которое еще было выпущено при Коломойском (олигарх Игорь Коломойский, - ред.) собственно, и это позволяет собственно зарабатывать основную межу. Я делал, у тебя на «Хвиля» в принципе есть отчет по ПриватБанку за три последние года – с 2017 по 2019. Сейчас еще 2020 вышел как раз отчет. Я сегодня его посмотрел. И соответственно, такая ломбардная модель кредитования, она собственно приносит основной доход. То есть, что из себя представляет ломбардное кредитование – это когда физические лица, просто всем выдаются бесплатно карточки, выдаются спокойно отрицательные остатки на счетах, что ты можешь лазить по отрицательным остаткам. То есть у тебя деньги есть, а по факту потом ПриватБанк с них берет примерно 40% годовых и соответственно на кредитные остатки, которые составляют примерно 50 млрд гривен, хотя они также в 2020 году немножко уменьшились – до 40% примерно. Они получают доходы практически 20 млрд гривен. И соответственно, именно вот это позволяет им держать прибыльность, и кроме того, собственно с учетом того, что они же вложили деньги в ВДП, и собственно они еще дополнительный доход получают просто от государства через…

Гривневые облигации

Гривневые облигации просто

Сколько сейчас они около 10%?

Да, сейчас десять, около десяти процентов, которые они вкладывают. Соответственно, это и позволяет им удерживать состояние. А более того, что намечена тенденция, что стоимость депозитов собственно снижается, а кредиты фактически в стоимости не уменьшаются. И соответственно, у них еще кредитная маржа, еще увеличивается разница между выплатами по депозитам и собственно кредитным ресурсам, которые есть.

Подожди, важное уточнение, правильно я понял, что вот эти вот займы, когда ты, у тебя карточка уходит в минус. Допустим, у меня в свое время было, я просто сейчас все это обрезал. У меня-то там, в общем, всегда в плюсах было, ну я заметил, что ты как-то там уходишь в минус, какую-ту покупку делаешь или просто на карточки нет денег. И потом как-то деньги начинают быстрее тратиться. Это вот эти проценты по сути, да? Они достигают, правильно я понял, 40%?

Ну, они достигают примерно 3% в месяц и соответственно в годовом выражении это под 40%.

То есть в минус. Для простого человека, в минус ни в коем случае не заходить, внимательно следите за балансом.

Нет, на самом деле это модель, и Монобанк в принципе ту же самую модель практикует. Они сразу тебе, ты карточку зарегистрировал, тебе сразу там 20 тысяч кредитного… Неважно, у тебя 20, кредитной истории у тебя нет, тебе кинут, допустим, 20 тысяч кредитный лимит и ты можешь сразу их использовать. Соответственно, люди видят, что на счету есть деньги, можно потратить. Кроме этого собственно, что еще в контексте ПриватБанка, что еще хотелось бы выделить, сейчас идет война за так называемые комиссионные банком, которое и Нацрада подняла этот вопрос.

Эквайринг

Да, по эквайрингу, ограничить сумму эквайринга и в принципе то, что сейчас видно, что расходы на эквайринг и выплаты международным платежным системам. Фактически у нас сейчас карты Mastercard и Visa держат 99% рынка, уже составили 300 млн долларов только у одного Привата. И соответственно, причем эта сумма растет. В гривневом выражении она выросла только за год на 40% и фактически доходная часть Привата, она даже меньше растет, чем выплаты. Соответственно, для меня, как бы очень странная позиция, что банки уперлись, что нельзя снижать эквайринг. Ну, там НБУ понятно, возможно он просто защищает международные платежные системы и соответственно, ренту международных компаний в отношении Украины. Ну, в целом я вижу, что комитет провалил пока правки по этому снижению и соответственно, может они пойдут в зал, ну посмотрим.

Давай уточним, если у Привата 300 миллионов долларов уходит в год на эквайринг, то в рамках всей банковской системы это…

Скорее всего, 600, я думаю, что Приват где-то половину держит всех карточек, поэтому я думаю, что, скорее всего, я оценивал полмиллиарда, ну сейчас я думаю, что это уже больше.

При этом эти два процента от сделки составляли транзакции

Там я понимаю, что оно по-разному вычисляется, просто возможно оно зависит от суммы платежей. Более того, в принципе, если так посмотреть на другие страны, США например, фиксированная комиссия 20 центов, в Европе просто ограничили эти платежи Mastercard и Visa до 0,3% – до 0,2-0,3% в принципе. У нас сейчас пытаются снизить постепенно до 1, 0,9, 0,8, 0,7, может быть даже, привести к европейским стандартам, но в банковской лобе, что-то очень сильно против. Хотя для меня, честно говоря, странная эта позиция. Более того, я вот специально проанализировал этот вопрос в Китае. В Китае, как оказалось, там у них, правда, Mastercard и Visa практически не ходят, у них свои операторы. Ну, в целом у них комиссия 0,1% или 0% ,там до какой-то суммы вообще ноль процентов. И соответственно такая политика, как бы государства, она позволяет раскручивать рынок электронный, рынок коммерции, наоборот. Говорят, что в Китае чуть ли не каждый мелкий торговец вообще QR-код сканировал телефона и все.

И через Snapchat оплачивать все что угодно.

Да. И то есть, соответственно, хотя нам все время говорят, что необходимо вот такая, у нас не надо трогать нашу комиссию и так далее. Вернемся все же к Привату. Приват является вот такой «дойной коровой», с моей точки зрения, в текущем году. То есть то, что с него выкачивают иностранцы деньги, да и в принципе и государство тоже, я уверен, что оно не будет его приватизировать. Потому что если актив дает доход например, 25 млрд в 2020 году, в кризисный да, то скорее всего в 2021 году он вероятно может быть больше. И соответственно я практически уверен, что дивиденды слишком большие, то есть я так думаю, что ПриватБанк в текущем году заплатить, скорее всего, 60-70% всех дивидендов, которые вообще государство получит. И при такой позиции, кто будет продавать такой актив, собственно выносит его на рынок. Я практически уверен, что там говорят, возможно, мы хотим уменьшить количество банков государственных, это несильно реализуемая позиция и соответственно.

Ну да, проще получить с Привата, чем миллиард клянчить у МВФ под те же условия

Ну да, типа того, в принципе да. Что касается других. Давайте Нафтогаз, да, возьмем. У нас сейчас конфликт, еще ж Коболева сняли и уже понятно, скрываются его там лоббистские деятельности по финансированию, чтобы его не снимали лично, чтобы он лоббировал. Ну, в целом, что интересно по изучению, кстати, приватовского отчета тоже, и НБУ и отчета Нафтогаза, то, что складывается такое впечатление, что ты можешь подогнать твой финансовый результат под любую цифру. Вот, захотело, допустим, государство много получить в бюджет себе, согласовали какую цифру, и каким-то образом отразили ее в отчетность. И например, вот показательно, что Нафтогаз в 2019 году по факту получил всего 2 млрд гривен прибыли, хотя заплатил в бюджет там 40-50. Это потому что они сделали разделение Нафтогаза на газотранспортную систему и собственно добывающую и управляющую. И собственно за счет этой операции получили прибыль 60 млрд гривен. Фактически это нарисованный результат.

Конечно, потому что Укргаздобыча фактически все равно осталась под Наком и никуда…

Да, то есть фактически нарисовали прибыль. В 2020 году, если мы смотрим отчетность, у нас убытки Нафтогаза составили 19 млрд гривен, ну при этом государство еще 32 миллиарда им компенсировало из бюджета в декабре по покрытым ценам, по специальной цене. То есть фактически, если бы им не покрыли эти цифры, то общая сумма бы была 50 млрд. То есть, монополист, ситуация, что монополист, получающий как бы монопольное право продажи, причем цены же не детские я бы сказал на газ.

Наоборот выросли

Да, в принципе там было сильное падение летом, когда очень сильно просел газовый рынок в Европе. Вообще там летом, по-моему, 80 долларов стоил газ.

Ну, там было и понижение, там летом всегда снижается потребление.

Ну да, там же потребления действительно практически нет. Поэтому сейчас вот в принципе зимой 230-220 долларов газ стоит в Европе. Сейчас вообще пошли подорожания. Поэтому в данном случае странно нарисованные. Ну, он же в основном, чем нарисован. Потому что они там сказали, что у нас какие-то там были «аля» резервы, что мы тут отгрузили, а нам что-то не заплатили, мы их списали типа, что они к нам никогда не вернутся и на 32 млрд ухудшили свой финансовый результат. Ну, и плюс там у них еще какие-то там закупки по движению. Тоже какие-то странные цифры, тоже на 40 млрд они типа услуг там купили у транспортников. Хотя для меня это просто какая-то гигантская сумма. Как можно за прокачку газа, тем более, что это основные газопроводы, а не облгазы. Они там свои имеют в принципе, и соответственно, в данном случае я считаю, что отчетность выглядит нарисованной с точки зрения, что нужно было подогнать под какую-то цифру. Возможно, Нафтогазу просто не согласовали какую-то прибыль, она и должна была заплатить, и они решили вот такой отрицательный баланс оставить. Ну, в принципе видя такое, я посмотрел еще отчет Национального банка, и он меня вообще удивил. Потому что в 2019 году Нацбанк заплатил 42 млрд гривен дивидендов. Хотя по факту у него был убыток в 11 млрд гривен. Потому что у него на балансе естественно много валютных резервов. А курс в конце года 2019 упал с 27 до 23,5 и у них там типа отрицательные курсовые разницы , там огромные цифры и соответственно… Они , что делают, то есть в отчетность они говорят, что у нас тут есть некоторые резервы, накопленные с предыдущих лет, мы их типа используем. На 50 млрд использовали в 2019 году и заплатили в бюджет. В этом году наоборот. При девальвации, Национальный банк по факту получил 124 млрд гривен прибыли, а заплатил в бюджет 24 млрд всего лишь. То есть они, наоборот, в резерв поставили это. Фактически, я вижу процесс, что госкомпании перешли по факту на выплату дивидендов, как налог на выведенный капитал, я бы так его назвал. Потому что фактически ты согласовываешь с собственников, сколько ты хочешь выплатить, и под эту сумму подгоняется сейчас. Поскольку это налог на прибыль и дивиденды, и выплачивается определенная сумма, согласованная с собственником, что собственно и регламентирует налог на выведенный капитал, когда собственник сам решает, сколько послать на дивиденды свои выплаты. И поэтому в данном случае вот такая ситуация забавная. И в Привата тоже самое. Там переоценки курсовые, переоценки каких-то финансовых инструментов, там идут, может 10-15 млрд такие суммы. Как проверить и расшифровки в отчетности особо по этим…

Алхимия финансов такая

Да, я же говорю, что соответственно я понимаю, что в конечном итоге налог на прибыль в такой ситуации, когда в крупных компаниях финансовых инструментов очень много на балансе, и они просто могут искривлять отчетность свою в любую удобную стоимость – уменьшая налог или увеличивая, если там договорились каким-то образом. Не говоря о том, что тот же Нафтогаз в 2020 году, когда был кризис жесткий в мае-июне, в прошлом году коронакризис был, они даже финансировали бюджет, они покупали облигации украинской экономики. Поэтому в данном случае, Коболев, конечно был такой знатный, влиятельный человек, когда у них на начало 2020 года на балансе числилось 77 млрд гривен налички. То есть они платили наличкой больше, чем бюджет казначейства. На счету меньше денег, чем в Нафтогазе. Поэтому понятное дело, что Коболев имел вес в этом. Ну, сейчас благодаря, скорее всего, этому отрицательному отчету, его подвинули…

Ну, я думаю, что тут просто Коболев просчитался, что они думали, что покажут сейчас меньшую доходность, типа скажут, вы нас меньше трогайте. А они как раз использовали это противоположно.

Да, возможно

Ермак с Витренко использовали это как повод, для того, чтобы поднять вопрос, а как вы всем этим управляете, неэффективно. И на самом же деле, это действительно ключевой вопрос. Из того, что ты говоришь, прямо вытекает, что это какой-то мухлеж постоянный. Двадцать миллиардов туда, двадцать миллиардовсюда, Набсоветы, которые сидят над этими госкорпорациями они как-то вообще этого не замечают.

Набсоветы вообще, они в принципе насколько я понимаю, получается ручные. Они подтверждаю все, что хочет правление, если они фактически в спайке с правлением, и соответственно они получат огромные деньги, фактически ничего не делая, чтобы просто подтверждать то, что делает правление. В данном случае такая модель корпоративного правления она фактически, как Алексей Тимофеев сказал: «Если на колхоз поставить Набсовет, то он станет колхоз с Набсоветом». Собственно, так оно, похоже, и есть, судя по всему. Тем более, что многие люди, которые в Набсовете сидят, они не являются профильными, собственно по данным направлениям и соответственно они не могут корректно оценить ситуацию.

Либо являются представителями западных каких-то банков или корпораций, у которых есть свои интересы. Потому что мне рассказывали за того же Коболева, что они например, оборудование какое-то покупали на западе. То возникал вопрос, а почему именно там, почему…

То же самое и в Укрзализныце, Хюндай и прочее, лоббирование в прочем идет везде, как бы каких-то там контрактов с заграничными поставщиками вместо использования наших. Это действительный факт.

Хотя в Укрзализныце и другое бывает. Когда пинчуковские колеса по завышенным ценам покупают, а он толкает их за границу намного дешевле, чем продает здесь. И Набсовет тоже это все не замечает. Ну, Лещенко (член наблюдательного совета государственного акционерного общества «Укрзалізниця», - ред.) говорил здесь в прямом эфире, что никаких связей с Пинчуком нет. Все как бы честно.

Ну, давай теперь коснемся на фоне этой ситуации с Набсоветами, состояния украинской экономики, потому что когда начиналась пандемия, то были опасения, что мы провалимся. Ну, и, в общем-то, многие пострадали, мелкий бизнес особенно, рестораторы, они объективно пострадали. Я, почему заинтересовался этой статистикой, показал, что вроде экономика просела, многие страдают, а собираемость налогов повышается, как так?

Давай так, немножко по цифрам пройдемся, чтобы наши зрители понимали ситуацию. Первое – давайте начнем с мировой экономики. В целом оценка МВФ, которую я вчера видел по мировой экономики за 2020 год – это падение на три процента. В принципе это сравнимо с великой депрессией именно по объему кризису. Как ты думаешь, какой регион больше всего упал?

Какой?

Европа. В Европе среднее падение 7%. В Великобритании – 9, Италия… Они очень сильно упали. С моей точки зрения, государства, которое максимально пытались регулировать и просто запрещать своим гражданам заниматься бизнесом, то собственно они больше всего пострадали. То есть у нас в принципе экономика в целом упала всего на 4% ,и более того, как не странно, она в долларах даже выросла. То есть, у нас доллар ВВП в 2019 году был 153 млрд, а в 2020 – 156 млрд. То есть соответственно мы даже выросли, как не странно. Потому что у нас девальвация была небольшая за счет того, что очень сильно с моей точки зрения, ограничили туризм. Потому что пандемия очень сильно бьет по туризму и рестораторам. То есть, вот этот вот две такие, наверное…

Плюс конъюнктура была хорошая внешняя, на сырье пошли цены вверх

В 2020 она еще, в принципе, там просто еще были дешевые энергоресурсы, тоже как бы позволяли, цены на наши сырьевые товары в принципе примерно были на том же самом уровне, а энергетика ушла вниз. И соответственно, это тоже давало некий результат, особенно экспортно-ориентированному бизнесу. Она в принципе давала возможность удерживать ситуацию под контролем. Или какой-то там прибыльностью. Понятное дело, что кризис дает сильный дисбаланс, что некоторые бизнесы, которые не могут нормально заниматься деятельность, они уходят в минус и разоряются, другие, наоборот, в принципе, возможно даже имеют лучшую рентабельность, чем имели. Ну, в целом показательно то, что очень низкий уровень инвестиций, просто рекордно низкий за 2020 год был уровень инвестиций. Капитальные инвестиции упали где-то до 11%. А по факту, это вообще даже меньше, чем довоенный. У нас в 2014-2015 был обвал капитальных инвестиций, ну там он был даже выше, чем в 2020. То есть, по факту на самом деле у многих бизнесов нет денег с моей точки зрения. И более того, государство ж как поступает, оно увеличивает минимальную зарплату, оно пытается собрать больше денег в бюджет. И оно, как бы давит собственно, как бы фактически такими действиями, то есть те же налоговые инициативы Гетманцева по бепсам и прочему. Они в принципе все направлены, чтобы собрать максимально денег в бюджет. Вот акцизы тоже выросли на сигаретные на 20%. Соответственно, это как бы уменьшает маржу, и разгоняет инфляцию. И что собственно мы как бы видим? В первом квартале этого года инфляция вышла годовая практически до 9% в год, там 8,5%. А промышленная вышла на уровень 23%, это то, что Нацбанк уже сейчас в принципе для себя уже оценил. И я так смотрел, уже Укрстат даже показывает, что с июля по февраль, промышленные цены выросли на 22%. То есть, есть два фактора.

Это цены на что, на производство?

Это именно на выпускаемый продукт, то, что производится. На потребительском рынке оно немножко меньше, потому что мы частично продаем на экспорт. Или оно идет с флагом задержка. И просто там два фактора. Первый – была дефляция за счет производителей, за счет, когда цены на энергетику падали. А сейчас цены на энергетику пришли, плюс курс восстановился с 23 до 28 фактически. И соответственно в этом году мы имеем, так скажем, накопление двух факторов, которые будут двигать инфляцию вверх. То есть первый фактор, это то, что Национальный банк вместе с Минфином в 2019 году уменьшили инфляцию с 4% за счет того, что они просто курс выгнали до 23. И собственно это сейчас отыграло назад и дает инфляцию. Второе – это мировой кризис, который возник из-за коронакризиса. Он в принципе тоже повлиял на то, что сырьевые цены упали вниз и сейчас они наоборот возвращаются. Нефть уже 70 долларов. Соответственно, это тоже гонит цены вверх. А поскольку в 2020 году дисбалансы по энергетике пошли у нас на рынке за счет конкуренции олигархов, я так думаю, что если отключают атомку, и используют там больше зеленую генерацию и тепловую фактически, то понятное дело, что мы удорожаем своей, стоимость своей энергии при том, что рынок проседает по объемам. И соответственно это вносит дисбаланс, а теперь это пытаются решить через поднятие цен населению. То есть, я не знаю на сколько, вот сейчас уже 1,68 поднято цены, потом говорят, что вообще электрика будет дорожать, по той информации, что я имею, до 2,40, возможно до 3 гривен. Я, правда, не знаю, на сколько, это будет реально, потому что это могут бунты просто поднять.

Конечно

Поэтому возможно это отложат тоже пока что. Ну по крайней мере, сейчас хотя бы спрос на энергетику увеличился, потому что запускается экономика. Ну, что из положительно собственно в данных процессах, это то, что по факту я например оцениваю в этом году рост долларовой экономики с до уровня 2008-2013 годов до 180 млрд долларов может экономика вырасти в этом году. Потому что по факту у нас сейчас рекордные практически цены на сталь. Руда очень сильно подорожала.

Поэтому и скакнули вот эти состоянию у олигархов: у Константина Жеваго, у Рината Ахметова, Игоря Коломойского, в зависимости от колебания.

Второе – в принципе тоже очень высокие цены на продуктовые экспортную продуктовую линейку, кукурузу и прочее, подсолнечное масло. Мы тоже в магазине видим, какие цены. Вот это вот тоже все как бы очень высокие цены и мы увеличиваем экспорт в конечно итоге. И соответственно, это дает при том, что курс мы в принципе позволяем удерживать за счет того, что импорт до какой-то степени сейчас еще ограничен. Он сейчас в принципе растет достаточно активно. Кстати, в апреле, что меня удивило по сравнению с апрелем прошлого года. Когда был жесткий локдаун, и люди не знали просто, что делать, то собственно, показатель роста импорта апрель к апрелю плюс 55%. Это говорит о том, что сейчас, у нас же в апреле тоже был локдаун фактически в этом году, ну люди уже по-другому ощущают его, и соответственно, бизнес не хочет останавливаться. Соответственно, мы видим рост достаточный оборотов и более того, по зарплатам сборы также, сборы если первый квартал, рост зарплаты шла всего 10%, то в апреле собственно с учетом того, что был тогда кризис, сейчас он 32%, сборы по доходам в бюджет по зарплатным налогам. То есть это означает, что в принципе в какой-то степени покупательная способность населения тоже в принципе в некой степени будет идти рядом с инфляцией и…

Так может это просто связано с тем, что они увеличили, условно говоря, минимальную зарплату, поэтому отчисления пошли в бюджет вот и все?

Вроде бы можно было говорить, ну первые три месяца практически у нас не было сильного роста. У нас всего 10% был рост. Хотя минимальная зарплата выросла практически на 20-25%, поэтому тут я не могу сказать. Наоборот, мне кажется, что есть еще фактор, что государство пыталось раздуть бюджет. По крайней мере Минфин раздул бюджет. У нас дефицит бюджета за 2020 год был всего 5% ВВП, а они подали уже не кризисный год 5,5% ВВП, бюджет практически 250 млрд дефицит в этом году они планируют. Ну, в целом ситуация складывается так, что бюджет будет, с моей точки зрения легко выполнен. Потому что мы видим огромную инфляцию, скорее всего потребительская инфляция будет где-то 10-12% по итогу году. Соответственно, Нацбанк, который рапортует инфляционное агрегирование, они поймут, что ничего не смогут сделать с этим. Потому что факторы, которые влияют на инфляцию – это рост собственно курсовой и рост сырьевых цен внешних, которые толкают цены вверх. Они хоть сейчас и морозят там 160 млрд гривен депозит на сертификат, сейчас Национальный банк практически каждую недели в банки отгружают, ну при этом инфляция все равно идет вверх. Хотя Нацбанк в принципе говорит, что где-то к четвертому кварталу, возможно, замедлятся эти процессы. Ну, в целом можно говорить, что скорее все, потребительская инфляция будет где-то 10-12% в этом году, а ВВП в принципе рекордным образом вырастет. Если в 2020 году у нас номинальный ВВП был 4,2 триллиона, то он скорее оценивается 4,9 и даже 5 триллионов, то номинальный рост, практически 18-20% Именно за счет этого, плюс то, что курс более-менее стабильный сейчас, пока держится, мы можем говорить, что экономика может вырасти до 180 млрд долларов. Это то, что как раз тот уровень, который у нас в 2-13 году был, причем с Крымом и Донбассом был

Да, я помню, курс, правда, был меньше, ну ВВП был 180 явно.

Да, ну есть небольшая разница этого состояния, чем в 2013 году, например, было, потому что в 2013 году у нас был достаточно сильный отрицательный торговый баланс. Сейчас в принципе торговый баланс

Минус 13 ярдов

Да. Да, да… А сейчас у нас в принципе торговый баланс нормальный, хотя именно за счет того, что цены экспортные сейчас хорошие у нас. По крайне мере первый квартал, торговый баланс у нас более-менее не плохой. Тем более, разница была, что в 2013 году нам в Украину заробитчане перечисляли где-то 7 млрд долларов, то сейчас уже где-то 12-13 млрд долларов перечисляют.

А реально я думаю еще больше.

А может быть еще. Ну это в НБУ в принципе как-то считают, в принципе, то есть официальная цифра 12 млрд за 2020 год и в этом году в первом квартале немного меньше было. Ну, думаю, что, скорее всего, также выйдет на 12-13 млрд. То есть собственно вот этот вот ресурс заробитчан позволяет удерживать или выходить в лучшие показатели, хотя по факту без этого ресурсу у нас была бы такая рекордная девальвация.

Причем смотри это очень интересно, потому что если с учетом того, что заробитчане в массе своей находятся в Европе там, количество в России уменьшилось. С учетом проседания Европы и таких стран, как Италия, где очень много, несколько сот тысяч сидит. Ну, Польша в меньшей степени, потому-то она сохраняет там свою динамику, несмотря на все. Тем не менее, получается, что поток переводов не уменьшился.

Да.

Это тоже такой парадокс.

Нет, он в принципе немного уменьшился, упал всего с 12,6 до 12 млрд за год. Ну, с моей точки зрения в кризис всегда востребована дешевая рабочая сила, а в принципе украинцы с моей точки зрения, на таких вот подработках, они в какой-то степени… Я думаю, что, во-первых, большая часть просто не вернулась в Украину, то есть не смогла вернуться в Украину из-за ограничений¸ поскольку там тоже ждали какой-то месяц, когда могли вернуться. А потом фактически там все заморозили и, соответственно, они просто продолжили работать в Европе. И соответственно, таким образом, переводы собственно не уменьшились. И это позволяет держать экономику вверх. Ну, если так посмотреть на будущее, как эти все процессы развиваются, то я, к сожалению, я бы сказал не сильно готов поддержать, что у нас курс, который сейчас держится 28, что он удержится и дальше. Дело в том, что в такой среднесрочной перспективе, которую я вижу, что мы с такой промышленной инфляцией начинаем становиться менее неконкурентные. Понятное дело на рынке услуг мы в принципе конкурентные, потому что услуги всегда в принципе привязаны к стоимости к средней зарплате. И соответственно постричься в Украине дешевле, чем постричься в Европе. Это понятное дело, потому что стоимость труда как бы разная. То есть, в данном случае рынки здесь не пересекаются. Если же мы говорим про товары, то если у нас простите, промышленная инфляция 20%, то в конечном итоге по определенным группам позиций, будем постепенно заниматься импортом. И вот этот процесс просто опять запустит, что у нас будет уходить в минус торговый баланс и соответственно, это в конечном итоге отразится на девальвационных процессах. И мы в принципе только таким образом сможем убрать этот дисбаланс, то, что фактически у нас зарплаты сейчас, в принципе зарплата в этом году средняя может быть чуть ли не 500 долларов. Это в принципе уровень намного лучше, чем он был в 2008, там или 2013 году. То есть там допустим в 2013 была 400 долларов средняя, в 2008 тогда еще даже меньше была средняя зарплата в целом. Это ж как бы увеличивает затраты бизнеса. А если мы не инвестируем и не обновляем наши производственные мощности, не улучшаем свою, скажем так, экономику. То, в данном случае у нас будут проблемы в долгосрочной перспективе с такой моделью.