«Кровавое Крещение» — один из трагических дней на Майдане 2014 года. Трагические события Революции Достоинства только начинали разворачиваться. 22 января 2014 года на улице Грушевского произошли столкновения с «Беркутом», были ранены десятки протестующих. Уже спустя 3 дня людей убивали массово.

Гражданин Беларуси Михаил Жизневский и житель Днепропетровской области Сергей Нигоян стали первыми жертвами тех трагических событий. Журналисты издания Обозреватель пообщались с родными Михаил Жизневского и выяснили, как сложилась их жизнь после смерти Михаила.

Сейчас известно, что пуля попала прямо в сердце Михаила, но после сложного ранения он еще подавал признаки жизни. Вскоре умерли родители Михаила, их могилы находятся рядом с могилой сына. В Беларуси до сих пор к Михаилу разное отношение.

Смерть Михаила Жизневского и память о нем

О дне смерти Михаил рассказал врач-ортопед, травматолог Николай Сивак. Он принимал первых раненных утром 22 января 2014 года среди них оказался и Михаил Жизневский.

«Я помню, что в тот день утром я пришел в наш медпункт на Грушевского, 4. Там уже было тело Сергея Нигояна, работали следователи. В медпункт поступали раненые, в основном ранения были дробью. Я взялся их перевязывать. Успел обработать человек 5-6. Смотрю, на плащ-палатке нам несут парня, это был Михаил Жизневский. Он еще подавал признаки жизни, поэтому мы сразу же бросились его реанимировать. Со мной тогда был интерн-анестезиолог и еще один врач- анестезиолог. Вызвали две «скорые», они приехали через пять минут», — вспоминает Сивак.

По словам Николая, врачи скорой помощи не знали, что нужно делать и не имели опыта реанимации пострадавших. Они просто стояли и смотрели, как работают врачи. Однако в скорых Николай взял дефибрилляторы.

«Мы хотя бы у них из машины взяли дефибриллятор. Потому что никак не могли завести сердце, дыхание становилось все слабее, пульс еле прощупывался, он постоянно от нас уходил. Пытались помочь дефибриллятором, но не получалось. Потом один из врачей заметил на груди у Михаила небольшую рану, вокруг капельки крови. Он хотел посмотреть что там, а его палец провалился прямо в сердце. Это было отверстие от пули, которая застряла у него в сердце. Пуля Рубейкина, предназначена для охоты на крупных животных. Через 15 минут Михаил умер», — отметил Сивак.

Отдыха в те дни не было

В те страшные дни раненные поступали постоянно и днем и ночью. В большинстве случаев врачи фиксировали ранения дробью в глаза. Парадоксально, но все пострадавшие имели повреждения левых глаз дробью. Также Николай рассказал, что среди 56 раненных были и случаи поражения пластиковыми пулями.

«Тогда прошло 56 раненых, в основном были ранения дробью и пластиковыми пулями. Дробь попадала в глаза, почему-то майдановцы были в основном с ранениями левого глаза. Страшно тогда не было, мы просто выполняли свою работу. Была дикая усталость. У всех. «Беркут» пускал перцовый газ, поэтому им была наполнена вся наша комната, ведь привозили раненых, от их одежды шел запах перцовки. Резь в глазах, кашель», — пояснил врач.

Родные Михаила и их судьба

В Беларуси весной прошлого года умерли и его родители. Сначала ушел отец, он умер на Пасху, а мамы не стало через месяц. Об этом рассказал местный активист Борис Аникеев.

«Так случилось, что отец Михаила внезапно умер на Пасху, весной прошлого года. Еще утром мы с ним похристосились, а уже после обеда звонят и говорят, что он умер, нужно готовить гроб. Родственникам помогали хоронить я вместе с Кастусем Жукойским, Олей Николайчик из Минска, да много активистов приезжали. Похоронили его рядом с сыном. Потом и сорока дней не прошло, как его мамы не стало. И ее тоже похоронили рядом с Мишей», рассказал активист журналистам Обозревателя.

В живых из всей семьи осталась сестра Михаила Наталья. Она работает на местном мясокомбинате. Ей приходилось терпеть издевательства от сотрудников – называли «бандеровкой» из-за взглядов Михаила. Однако затем подключились активисты и работники завода перестали косо смотреть на Наталью.

«Некоторые люди, одурманенные белорусским телевидением, могли называть ее «бандеровкой», всякие гадости ей говорить. Но для нее тяжелее даже не отношение окружающих, а то, что она осталась совсем одна, без семьи в 2-комнатной квартире. Психологически тяжело. Конечно, мы ее поддерживаем как можем, семье помогает и украинское посольство в Беларуси», рассказал журналист Кастусь Жукойский.

В Беларуси к Михаилу относятся по-разному. Одни считают его врагом и «бандеровцем» из-за одурманености местной пропагандой. Другие отмалчиваются и высказываются за спинами. Однако большинство людей адекватных и понимающих, что на самом деле произошло.

Напомним, Акценты писал о том, что в Украине возможен реванш пророссийских сил. Но реакция украинского общества на это может не понравиться Кремлю.

Недавно стало известно о смерти автора скульптуры Архангела Михаила, которая размещена в центре Киева на площади Независимости.

Также Акценты писали о том, что в России боятся повторения Майдана и революции, но уже в Москве.